Финал пьесы

Раздел: Статьи

Финал пьесы, как мы помним, посвящен помилованию злодеев; прощенными оказываются и пьяницы, а с ними и Калибан— единственный, кто подает надежду на раскаяние:

Тройной осел!

Дрянного пьяницу считал я богом!

Я дураку тупому поклонялся!

Этим словам можно было бы не придавать особого значения, если бы не одно любопытное обстоятельство. Мы расстаемся с Калибаном с несколько иным чувством, чем те, которые испытывали при встрече с ним. Не потому ли, что Калибан «выстрадал» свою подлость? Ведь он, при всей своей грубости и озлобленности, что называется, хлебнул горя. А страдание — показатель человечности. Чувственные инстинкты, неотделимые от человека, как бы обрели жизненный опыт. Последние слова Калибана: «Прощенье заслужу и стану впредь умней».

Остальные преступники подобного рода признаний не делают. Они молча выслушивают Просперо и заговаривают только при виде Калибана, повторяя почти то же, что говорили, впервые увидев Калибана, Стефано и Тринкуло: «Нельзя ли это чудовище купить...» Одним словом, все происшедшее нимало не потрясло эту компанию. Шекспира и не заботило их перерождение. Цель была иной — показать не только всесилие, но и великодушие гуманизма.

Программный монолог Просперо завершает словами:

...сломаю свой волшебный жезл И схороню его в земле. А книги Я утоплю на дне морской пучины, Куда еще не опускался лот.


Смотрите также:
 Лирическая культура Ренессанса
 Лир безумен, но его безумие — особого рода
 Отступающая ночь
 Шекспир резко меняет тональность действия
 В XIX веке раскрылась поразительная способность шекспировского героя

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: