«ВИШНЕВЫЙ САД»


Московский режиссер Валерий Саркисов показал свое видение чеховского «Вишневого сада». Зрители после спектакля говорят о том, что даже и в голову раньше не приходили такие мысли, такое решение проблемы. Спектакль нельзя назвать простым, как впрочем и саму пьесу. В нем много слоев, много подводных камней и течений.

Даже само представление в данном случае необычно. Судьба России показана как в черно-белом кино, которое было так популярно в начале двадцатого века. Конечно, это особый постановочный эксперимент, но сделан он был не для красного словца. Режиссер понимает и чувствует Чехова, который не может быть простым и сразу понятым.

Безусловно, пьеса «Вишневый сад» – классическое произведение, которое все дети изучают в школе. Приблизительно основную тему знают все, поэтому то представление, которое можно увидеть в нижегородском драматическом театре, не покажется незнакомым даже полнейшим дилетантам в области классической литературы. Более того, может быть этот спектакль станет особым толчком к появлению интереса к творчеству Чехова.

Традиции…

Если вспомнить начало пьесы, когда первое действие открывается в комнате, которая, как говорит автор, «до сих пор называется детскою». За окнами рассвет. Все окна закрыты, потому что на дворе май, и по утрам еще совсем прохладно. Сцена точно так и представлена зрителям. И в принципе в спектакле все точно как у классика. Постановка максимально приближает зрителя к произведению. Сюрпризов ждать никаких не нужно. Все четко по тексту. В постановке есть особая духовность, свойственная автору.

Этот традиционный «Вишневый сад» позволяет пригласить родителей или детей. Здесь не будет шокирующих ударов сюрреализма. Удовольствие получат абсолютно все, потому как каждая фраза, каждое действие четко и понятно.

Валерий Саркисов занимается вот уже восьмой постановкой на нижегородской сцене. Очень успешным спектаклем стал «Дядя Ваня». Он особым образом любим не только зрителями, но и театральными критиками. Конечно, не может не привлекать то уважение к автору, которое сквозит в каждой сцене. Текст полностью сохранен, нет никакой пошлости и лжи. Характеры прорисованы четко, за что особую благодарность необходимо выразить актерам. Раневскую исполняет Елена Туркова, Лопахина – Сергей Блохин, Гаева – Сергей Кабайло.

Смотрим в будущее…

Классика классикой, но все-таки режиссер нашел способ показать свое Я. И это ему, несомненно, удалось, пусть ненавязчиво, потихонечку, так, чтобы зритель сам догадался.

Есть необычное решение в сценографии. На сцене установили довольно большой экран. В процессе спектакля на экране периодически воспроизводились отрывки из немого кино. Например, всем известный поезд. Показывали и заходящее солнце. В другой же сцене экран трансформируется в большое окно в доме хозяев. В нем появляются вишневые деревья, красочный закат. А если уметь читать между строк, то сразу становится понятно, что экран – это особенное окно в будущую жизнь. Ведь герои на пороге начала нового века, а значит чего-то нового и неизведанного.

А как удачно обыграна кульминация, когда именно на экране герой Лопахин описывает свои планы, касающиеся судьбы вишневого сада! Когда он предлагает построить здесь дачи.

Экран смонтирован на совершенно отдельной небольшой сцене, которая была встроена в главную. В течение всего спектакля все персонажи по очереди поднимаются сюда, освещая свой выход главными репликами. Здесь происходят главные признания героев. И это очень удачное решение, позволяющее сделать акцент на словах, чтобы зритель не пропустил нечто важное, именно ту нить, которая позволит раскрутить весь клубок не запутавшись. На этой маленькой сцене Епиходов плачет, говоря о том, насколько никчемна его жизнь. Шарлотта делится переживаниями о том, что ей совершенно не известны, чужды ее корни. Петя же именно здесь выступает со своим монологом о нравах современного общества, говоря о пошлости и грязи.

Сад ушел в прошлое…

Первый акт. Во всем чувствуется пустота. Сцена почти пуста. Нет занавесок на окнах, нет картин. Никакого уюта. Он остался в прошлом. Где-то по углам стоит мебель, которая будто приготовлена для продажи. Возле двери стоят чемоданы. Так у Чехова. И точно так на сцене. Нет никаких расхождений с автором.

Сад продан. Теперь им владеет Лопахин. Теперь все будет по-другому. Старые декорации буквально ломаются, все сваливается на пол, даже великолепная люстра. И это роскошь считается новым хозяином совершенным старьем. У этой самой люстры происходит последнее действие пьесы. Раневская сквозь слезы прощается со своей жизнью, называя ею этот дом и вишневый сад. Что ждет ее впереди? Но решение принято. Гаев пытается говорить торжественные речи. Варя и Лопахин прощаются.

Особый интерес вызывает момент, когда Лопахин пытается сделать Варе предложение, но никак не может закончить свою речь, он как будто блуждает в своих словах, ходя вокруг да около. Причем это происходит и в буквальном смысле, когда он постоянно обходит люстр на полу.

Все уезжают. Остается лишь старый Фирс. Его образ заставляет щемить сердце. И здесь, мы помним, что у Чехова появляются звуки ударов топора. Но на сцене вновь загорается экран. Именно в этот момент постановщики напоминают зрителям, что перед ними ничто иное, как комедия, ведь именно таким образом окрестил свое произведение сам Чехов. Действие оканчивается все тем же черно-белым видео, где показана счастливая жизнь тех, кто не так давно еще жил в этом старом доме. Герои собираются вместе и застывают на экране, представляя фото из прошлого.


Смотрите также:
 «ДВЕНАДЦАТАЯ НОЧЬ»
 «ПОСТОРОННИЙ»
 «ВАССА»
 «СЛИШКОМ ЖЕНАТЫЙ ТАКСИСТ»
 «БЕГЛЕЦ»

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: