https://gs-moika.ru оклейка авто антигравийной пленкой не дорого.

ход самой трагедии

Раздел: Статьи

Гамлет — это личность, попавшая в обстоятельства жизненной трагедии и ставшая трагической потому, что «распалась связь» и в самом духовном мире героя.

Каков же принц Датский в свой дотрагический период?

Ни у одного шекспировского героя нет столь продолжительной «жизни в прошлом», как у Гамлета. И этот ранний Гамлет совсем не так сумрачен, каким он вырисовывается в ходе самой трагедии.

Это была натура добрая и открытая. Гамлет вспоминает свое детство. В руках у него череп королевского шута Йорика: «Он тысячу раз таскал меня на спине... здесь должны были двигаться губы, которые я целовал не знаю сколько раз...» Шут — «человек бесконечного остроумия, неистощимый на выдумки» — ранний наставник маленького принца. Не он ли забросил первые зерна веселости и сарказма в молодую душу? Ведь шут для Шекспира не только потешник, но и мудрец, вольнодумец, которому лишь одному дозволено, балагуря, изрекать истины.

Затем наступила пора учения. Когда он отправился в Вит- тенберг, мы не знаем, знаем лишь, что к началу трагедии принц еще не порвал связей со своей «alma mater».

Древний Виттенберг — цитадель науки, о его обороне помышлял в своих фантазиях еще Фауст Марло, мечтавший «быстрый Рейн принудить, чтобы лентой опоясал Виттенберг». В новые времена слава города особенно возросла после того, как Лютер здесь громогласно зачитал свои знаменитые 95 тезисов и отсюда началось великое движение Реформации.


Смотрите также:
 Триумф национальной системы. Лучшая из тысячи.
 Наследники
 В хронике «Генрих VI» действует фаланга оголтелых честолюбцев
 Величайшая трилогия
 К чему Шекспиру все эти детали?

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: