Продукт рыба и морепродукты оптом.

нравственное оправдание Отелло

Раздел: Статьи

Ни один герой Шекспира не совершает столь тяжкого преступления — убийства самого дорогого ему существа. Отелло-жертва и Отелло-палач — эти два аспекта образа трагически скрещиваются, и поэтому герой вызывает не только сочувствие, но и осуждение. По мере того как разгорается в нем пламя разрушительных сил, мы все чаще начинаем смотреть на него глазами испуганной, смятенной и даже возмущенной Дездемоны.

И все же нравственное оправдание Отелло перевешивает его осуждение. Ведь, убивая Дездемону, он субъективно казнил зло, предательство, ложь. Убивая Дездемону, он душил Яго. И платил за свершенное самой высокой мерой страданий.

Но ему суждены еще большие муки, чем боль по утраченному счастью. Он должен узнать о невиновности Дездемоны.

Это суровая кара, которой гуманизм подвергает своего слишком легковерного сына. Ныне нет «кажущегося», есть только «сущее»: «добрый Яго» — злейший враг, мертвая Дездемона — живой нетленный идеал.

Но в жертву этому знанию Отелло невольно принес любимую и поэтому должен казнить себя.

С сознанием содеянного зла он жить не может и, по существу, умирает еще до того, как свершает акт самоубийства. Но в последние секунды существования он возвращается к самому себе, к своей вере в человека. А затем — короткий расчет с жизнью. Отелло неожиданно вспоминает:

...Как-то раз

В Алеппо турок бил венецианца

И поносил сенат. Я подошел.

За горло взял обрезанца-собаку.

И заколол. Вот так.


Смотрите также:
 Убийство Ричарда Ланкастера
 Наступающий день
 Шекспир резко меняет тональность действия
 Полунагой безумец Том — не только маска Эдгара
 Лирическая культура Ренессанса

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: